?

Log in

Previous Entry | Next Entry

  Легкость. Мир наполнен противоречиями. Хотя, они, суть, лишь иллюзия. Эти фразы легкие, скользят по ушам как масло. Как и все, что я часто говорю, но без нажима, когда поток слов просто течет, не трогая наших житейских дел.
 Или можно облегчить очень тяжелые фразы, но так, что испытвающий нужду услышать совет точно его услышит. Я умею это, поскольку со мной советуются - в меня смотрят, чтобы разглядеть что кому нужно, как в духовный монолит, их каменный исус, якорь для установления порядка.
 Зрительно мы делаем снимки других, фиксируем неподвижные точки, слова и события, чтобы начинать своё движение. Поскольку смысл его теряется в антикаменности. В бесформенном желе, коим представляется на самом деле всё внутри нас.
 Поэтому тезис и антитезис равны. Дыхание всего лишь мысль, и все вы - мысли, и я возможно, всего лишь мысль. И нет ничего важнее, поскольку ни один снимок не удержит нас от изменений. Мысли сплетаются в вектора, выделяя что-то и рождая индивидуальность.
 Мысли постоянно сверяют себя с другими, расползаются, разрываются. Наружу изрыгается кипящий излишек, либо реакция на события - обсосаный, обглоданый и снова слепленный фрагмент (то что называют интерпретация) увиденного.
 С виду меня наполняет легкость, мои фразы обращены к некоторым своей глубиной и опьянают их безмятежностью.Но противоречия разрывают меня, лишая основания, базы, вектора, а вернее, находя сотни других оснований. И это прекрасно, свет, счастье - всё интуитивно.
 Мечтатель жесток в своей доброте, убийца мечтаний - это тоже я. Отрицая сам принцип веры,чтобы ослепленные заблуждениями прозрели, не знаю, что же объединит их, если не идея? 
Любая идея уводит нас от реальности, в которой, правда, нельзя отвечать на вопросы, не упираясь в идею самой реальности. Идеи существуют лишь в том случае, если есть сама идея жизни, без жизни. Как высшее сознание.
  Если же идея жизни - и есть жизнь - то путь к нему открывается  в нас, и можно наблюдать солнце и пропускать через себя музыку, столь же противоречиво трогательную.
 Ведь разрываюсь не я, а сотни отражений в пустом зеркале.
Ом Мане Падме Хом.