?

Log in

Между Небом и Землей

  Между небом и землей не летают птицы и не парят дирижабли. Между небом и землей возвышаются изумрудные горы упирающиеся своими вершинами нам в ноги, а не наоборот. Мы касаемся земли, так, будто выбираем этот момент по желанию, чтобы не забывать какая она, и отправляем её вниз.
  Там, между, на самом деле нет ничего нежелательного. Это Чистая Эйфория.
  И нет ничего глубже, нет ничего мягче и слаже, или теплее, холоднее... просто нет ничего, это другое, совсем другое. Настолько липкое и едкое, что испытав однажды - никогда не отмоешься. И всё же, необъятная эйфория делает небо еще более высоким и недостижимым. Земля остается такой же твердой. И чем выше, тем скучнее, чем прозрачнее, тем больше пустоты между словами. 
  Пусть же пока, для парящих между небом и землей это будет незаметно, пусть тянется блаженный миг, пусть их несут  энергетические струи любви, делающие нас счастливыми, потому что когда они это заметят и все связи будут разорваны - исчезнет всё и останется только разбиться о приближающееся тело земли...
 


Пишу без копий, так прямо с чистого листа,  из души, так сказать.
Был я на днях на одном интересном мероприятии, не то чтобы совсем вольным слушателем, но ответы на интересующие вопросы можно было получить в избытке. Но видимо, даже такого уровня непринужденности и откровенности для некоторых участников было мало, поскольку  один молодой человек буквально вывел из себя ведущего вопросами из серии "а что если..", после чего получил прозрачный намёк о недопустимости такого поведения в будущем... иначе, кхм, ему никогда не разобраться и не продвинуться вперед, мол постояннные "если, если..." это не подход. Единодушное молчание остальных участников выражало сдержанное согласие.
Почему же так проблемно быть любопытным в нашем обществе? Ведь де-факто, все поставленные им вопросы опережали мои. Именно проблемно, а не проблематично - поскольку последнее обременяет, делает что-либо неэффективным, а первое лишь связано с определенными (часто косвенными) трудностями, например вот такими, как реакция окружающих. О том, что исключения и всякие неясности как раз и являются тем путем, который может дать преимущества я уже писал, хотя возможно, и следует повториться, но не стану. Это всем известно: ахиллесова пята, третий путь, не занятая ниша на рынке.. всё это победоносные исключения. И хотя злоупотреблять вопросами подобного рода - признак паники, некоторого психотического состояния, в которое непременно скатывается личность, не выдержав нарастающего давления действительности, всё же не стоит отказываться ставить вопрос за вопросом в этом нелепом мире. Не ответа ради.. ради выхода на новые горизонты осознания.
Да, вирус паники очень заразен: в разобщенном обществе, где существует много проблем это порой единственный общий знаменатель, поэтому лидеры смотрят на вас осуждающе. Их зомбация не будет иметь воздействия на, извините, стадо, если вдруг ему напомнить о страхе, о потере денег или об ответственности. Часто даже намеки на беспричинные риски сильнее жадности. Вместе с тем, активных нарушителей "общественного спокойствия" не бывает много, ведь это латентные претенденты на лидерство. Поэтому открытое противостояние на людях часто оборачивается симпатией среди "своих", в узком кругу посвященных: блаженных и провокаторов.
Если вы в состоянии поставить вопрос, значит УЖЕ вывели из тени на поверхность все свои сомнения и предполагаете ОТКУДА извлечь нечто, связанное с ответом: это мнение, с которым я на сегодняшний день согласен.

Сон был странным.
Если думать о том, что он выражает, то возникает двойственное чувство - есть ли смысл скрывать? Да ладно, что уж там - в нём явно присутствовал эротический подтекст, но с другой стороны, глубокий символизм - обнаженность, близость горячего женского тела и... шепот, шепот нежных губ - уж совсем не тех, что могут быть сейчас представлены, а тех, что приходять откуда-то из памяти.
Шепот или нет, но я получил послание и запомнил.
И если бы не моя узколобость тогда, я бы мог предвидеть гораздо больше... я бы понял, что такое видеть. Но пока я ожидал лишь встречу, приятную встречу.
Это был явный прогресс - наконец-то во сне я нащупал эти тайные нити, линии, уходящие в темноту, в никуда. Пустое вдруг стало туманом, пока неясным и гутсым, но не таким обманчивым, как яркие цветные  и бесполезные образы.
Подсознание ли, интуиция, сила желания или судьба - я не знаю, не даю таких грубых определений. Знаю только, что сны имеют связь с тем, что происходит как внутри, так и снаружи. Позже я осознаю, что не только сны, но даже брошенная кем-то фраза в алкогольном полубреду новогоднего праздника имеет кармический смысл, если она засела глубоко и надолго.

А пока я бубню себе под нос непонятную фразу и вспоминаю сон, собираясь на.. собеседование. Я не спешу, я слегка согрет и очарован этим своим путём, который я как бы повторяю, или просто реализую сценарий давно запущенного механизма - моей жизни. Это почти транс.
Меняется всё вокруг, как декорации, меняюсь и я, становясь новым собой - весёлым, грустным, задумчивым, встревоженным. Но внутри, внутри я Тот кто наблюдает.
Тот кто наблюдает ничего не делает, а только подсказывает. Подсказывает, есть ли хоть какая-то возможность, а потом говорит "да, это то, что нужно" и я просто действую, без сомнений и стархов, удивляясь иногда, по старой привычке ищу объяснения своим поступкам. А вернее, оправдание, для других, не для себя, хотя если быть честным до конца - то этого совершенно не следует делать.
И вот, я спокойно следовал пути... Понятно, что дальше всё было совсем не так, как вам бы хотелось, следуя простой обывательской логике. Нет. Всё было нереально, и продолжает таким оставаться, поскольку со всякой стороны это непонятно и трудно выполнимо. А если уж совсем честно, то никода и не было другим. И кто знает подробности. тот поймёт о чем я. Правда, полностью их знают только два счастливых человека, шокированные этим знанием.

  Метаболизм. Сердце стучит, перекачивая рыхлеющую дрожь по венам, сосудам: вибрирует организм в такт медленный, самопроизвольный и точный - природы. И звуки за окном - утро, день, ночь, вечер, утро..
  Еда высовывается из земли плодами, стадами, косяками рыб выплывает, врезается в сети, в плуги, косы, ложится на лопату и потом под нож, на стол к людям. А те смотрят только на структуру и не видят этого всего движения, этого ритма, бьющего по барабанным перепонкам, если слушать только звук сердца, лежа на подушке.. и точно с наступлением определённого времени, учитывая еду, погоду, усталость, отключаться и включаться, а потом совсем измотав себя выключиться вообще. Не прерывая, впрочем, окружающего галопирующего ускорения, движения в слепую или только лишь ощутимого при моросящем дождике на горячий асфальт - и холодно, и душно, и химические реакции ускоряются, чтобы уберечь ваши белки, клетки. И они не собьются, ускорясь вашим пульсом, расширяясь зрачками и сосудами, ведущими к самым деликатным органам - вернут равновесие.
  Зеленая роща. Роща синхронно повинуясь ветру, всё же, отмирает некоторыми деревьями, а общество людьми, которых уже никто не сможет согреть, и тогда, в роще стоит прекрасный  аромат тлетворности от бактерий, поедающих гниющую плоть под корой, от высыхающих листьев и веток, бесславно починувших. Души, нами покинуты в таких лесах невыразимо жестоки и не ощущают аромат навсегда ушедших, а ищут покой в воспоминаниях, от чего все наши размышления, и время возникает как чувство.
  Узнаем же, поэтому, что прошедшее существует как бы в памяти, много большей чем у простейших, потому позволяет создавать новое из этих образов, двигать фигуры по доске, по черепной коробке. Там спрятана архитектура начала восемнадцатого века, в этих куполообразных полушариях, глазных арках, золотых сечениях переносиц, хордах ушей, трапециях лбов, скул, и лишь глубже, в жидких ощерившихся всей поверхностью образованиях сергого и белого, с оттенками лилово-красного - спрятана другая биомеханика, микропроводимость в узлах. Замкнутость этих процессов поражает, имея всегда последствие любой реакции, отражение, и всё-таки ни с чем не сравнима: хранит разнообразный мусор, но весь он стихает как музыка, затираясь свежайшими чувствами.
  И держится только, не стихая и не затираясь, групка впечатлений, которую выделяют все другие процессы, иногда усиливая, иногда почти обесточивая. Там сокрыто чувство, его страх и желание.

                           Труд. Газета? Моральная обязанность? превращает из обезьяны в такое чудовище, как я и выматывает все силы.     

Деньги. Пустая пачка сигарет, к которой прилип кипятильник, мыло, презерватив - значит содержания нет. есть форма претензии к окружающим: с вас должок, видите эти бумажки? давайте-ка рассчитаемся...
и не важно где ты её взял, может подобрал - но если есть, значит кто-то курит, предъявителю скидка на всё.

Дома. Дома всё хорошо, дома твои ползунки хранятся на чердаке - знак того, что мир был маленьким, а ты был тупеньким. самое интимное место, интимней лобка. Если дома нет, даже в памяти, значит всё на виду, как у проститутки... либо ты маньяк.

Песня. Отличается от музыки, словами.. песня без слов не может быть, а вот ночь без сна - да, не прав автор. Но в песне слова вторичны, сначала просто что-то ноет внутри, потом либо что-то решается в жизни, либо появляется песня - она освобождает. а может просто так кажется - тогда все мы неудачники.

Порядок. Всегда опасно звучит, как заклинание, нацистская абракатабра, разделяющая людей: нагайка или лозунг. на самом деле не зависит ни от чего, меняется куда кто шатнёт, в итоге: жопа оказывается спереди, но с ручкой.
Назовите так пистолет/вид балистических ракет, и выражение "навести проядок" обретёт истинный смысл...

Поступок. Это чиста пацанское понятие, "савершить паступак" значит поступить странно, либо глупо - в любом случае повторить такое сложно. если все поняли - круто, если нет - ты мудак отмороженный: поступок, это как бы высшая степень реализации понтов. "Нормальный мужык" как бэ способен на четкие, обоснованные поступки (правда потом часто они мне кажутся глупыми).

Чайнег. Агрегат или субъект, позволяющий делать над собой определенные манипуляции, внутри пустой, поэтому ему без раздницы чем его наполнят в это раз, можно знаниями, а можно просто чайку попить.

Воспитание. Умение ковырять в носу, когда никто не видит, писать, читать и точно знать, осудят тебя или нет, если ты кого-то пнёшь. вставлять в свою речь "кхм" "скажите пжалста" "не могли бы вы" уступить место кому-то сейчас уже не признак воспитания - это Поступок... (для сравнения более простые признаки - знание латыни, английского, французского, 1С, С++, японской поэзии серебрянного века, дао-де-дзын, мантр, учений макариши, дона хуана, игра на саксофоне, скрипке)

Привычка. Не вторая натура, но вторая дверь рядом с натурой. она может быть закрыта, заколочена, но время  может открыть любые двери, да и просто можно случайно забрести.. а там всё лежит, на тех же местах где положил\

Черновики. Место, где слово живет, где одно слово рождает другое и получив билет в жизнь они пока рассаживаются без номерков, как хотят - общий вагон



  Не дивлячись на дві години напруженого бідкування і роздумів щодо найкреативнішої назви для статті мого приятеля, навіть після прослуховування складних і епічно-мелодійних творів, усе що кружляло в порожнечі - були оті льолі-льолі тутц-тус-тус. Мені не було нецікаво, просто іноді таке замовлення, воно ніби невчасно... не по темі, щодо особистих роздумів.
  І хоча, в голові грає складна мелодія, провокуючи тяжкі думки, буденність життя витягує на поверхню всілякі льолі-льолі... В цей же час, у внутрішній складній мелодії співак вкладає дущу в рядки про те, що ми формуємось на власній поверхні, з якої повинні згодом впасти. А мені життя одразу призначає зустріч з тими, хто тікаючи від згаслих почуттів, підігріває мої надії, щоб згодом так само знищити.   Відповідаючи схвально, я лише пришвидшую власний програш... Програш, у значенні не тільки гравця, а й у значенні, ніби я платівка у програвачі, і мої звуки в чужому житті поступово стихають.
  Якби ж то було так просто, переконати у власній відвертості і просто сказати: зупинись нарешті, не роби боляче не собі, не іншим...
  Але ми дійсно формуємось десь на поверхні, поступово заглиблюючись в себе, а хто боїться порожнечі, змушений весь час збирати речі, лишаючись заручником власної втечі. Ми звикли пристосовуватись до зовнішніх обставин, ототожнюючи себе з власним відображенням в очах оточуючих, шукаючи таким чином взаєморозуміння. Ось тільки вираз "знайти спільну мову" нічого не вартий, поки не зможеш знайти спільну думку.
  А так, весь наш світ сірий, попсовий: важко сказати справжнє слово, не спостерігаючи себе і не наслідуючи. Живе слово, після якого або зірвешся з каруселі, або потрапиш у її центр, розриваючи коло приятельських пустих стосунків.
Саме так і співає, той хто вміє відчиняти двері у нові світи, викриваючи себе у натовпі, і тим самим звільняючись від нього: в мене багато друзів, але я завжди на самоті...
 


 


 

Tags:


 Сам считаю себя рокером, но отношение к рок-музыке, как выражению мировозренческой позиции за последние пару лет изменилось, и, видимо, продолжает меняться. Впрочем, это не удивительно для тех, кто изучает что-либо, продолжая развиваться. Это удивительно для так-называемых суб-культурных идеалистов, держащихся за подростковые, давно пережитые образы и лозунги. Ну, это уже вопрос веры - хотя и косвенно, но любые претензии к их исходным идеалам (образца 15-летнего возраста) будут обращены к их чувствам, поэтому даже не интересно спорить - объективной дискуссии не получится.
В последнем можно убедитья, заглянув на Тупичок, за одно упоминание которого, некоторые меня проклянут. Мне же, как человеку скорее философствующему, чем убежденному, нравятся всякие противоречивые ресурсы... И так, даже матерые интеллектуалы идут на.. более либеральные форумы, если не смотрят на себя и остальных критично.
Занесем в журнал пару фрагментов, с которыми согласен, либо суть которых заинтересовала:

Из темы об Оззи Осборне:
1.
-Верный путь принял знаменитый мэйнстримовый музыкант (ибо после мтв как то рок-звездой его назвать сложно) [...] Ни о каком унижении речи не шло. Главный принцип рок-н-ролла каков? Sex, drugs and rock-n-roll. Живи быстро - умри молодым. А кривляться на телевидении, выворачивая грязное бельё и, извините, пукая на потеху людей - это вверх идиотии.
Re: -А орать подростковые песни со сцены - это верх ума? "Главный принцип рок-н-ролла.." Это лично ты определил? Все обязаны соответствовать твоим мега-определениям?
[резко, но метко, ключевое слово - мега:)]
2.
 -Ну Кобейн- то с МТВ в свое время вообще не слезал.
 - А он и был ориентирован чисто на подростков. Какой волосатый дядька лет под 40 (=дурачок) будет плясать под нирвану? Гораздо интереснее и правильнее под таких же дурачков на концертах и прыгать.
Re: - Уже давно не секрет, что любая популярная музыка (то, что крутят по радио и телевизору, продают на различных носителях) ориентирована на подростков. Если при этом музыка оказалась хорошей- есть шанс, что человек будет слушать ее, повзрослев.
[или если не повзрослеет - см. далее]
3.
- Рок это есть протест сначала малолетних, а потом великовозрастных дебилов против "гнилой" Системы. Вот с помощью концертов, альбомов, интервью они так отважно борются. Моррисона на концертах забирали в кутузку. А тот же оззик раньше отжигал ещё хлеще - летучих мышей жрал прямо на сцене. И ничего, весело всем, в том числе и организаторам концерта. А сейчас - стоит только глянуть на них и уже воротит от всякого: от того, как они раскрылись после получения славы и денег, от того, как они по другому стали смотреть на Систему. [видимо, Система, для большинства согласных с высказанной мыслью, это еще один ярлык, с большой буквы ]

Следующие далее комментарии не столь существенны. Можно лишь добавить, что никаких общих принципов не существует, по крайней мере ни я, ни другие люди, слушающие рок-музыку и способные сравнивать различных исполнителей, их не находят. Даже приписываемый протест часто не имеет никакой направленности, я является просто игнорированием правил, чтобы обрести новое звучание, создать новую выдумку, не учавствуя в борьбе с системой как таковой. Особенно это актуально сейчас, когда группы, склонные к экстремизму остаются на задворках, а всем известные Оззи и компания борются только с тем, что их не разрушает и не оказывает сопротивления... как Дон Кихот с ветряками. И это действительно привлекает народ, склонный к слепому идеализму, ведь как когда-то сказал основатель форума "у нас пол-страны психологически, по своему развитию, едва переступили порог 14-летнего возраста, и во многих своих взглядах так на этом и останавливаются.." ну или как-то так. Суть должна быть ясна.
Что мне особо понравилось в третьем высказыванни, так это самоирония, даже самокритика, когда человек, восторгавшийся (ведь не зря его сейчас воротит) своими кумирами, называет их великовозрастными дебилами (я так понимаю, в период их славы, когда он по ним тащился), затем ставшими изменниками (видимо с возрастом мозгов-то поприбавилось). Всегда приятна такая откровенность, да и здесь по-другому нельзя - никто не станет читать бредни того, кто сам себя обманывает.
Я не берусь судить, я просто пропускаю через себя, так сказать, перевариваю - и далеко не всё впитывается не изменившись. Многие вещи приходится анализировать заново, это не предательство, это развитие
.


Критически оппонирую (приходилось не раз озвучивать, наверное стоит записать):

 ... Если же речь заходит о фактах, как о понятии, то эта тема никогда не будет изжита или "заезжена", по крайней мере пока существуют доброжелатели, делающие доступными свои измышления на эту тему, не анализируя весь существующий опыт, часто даже не удосужившись предположить наличие подобной проблематики. Таким образом, измышляя себя, они, видимо, считают это откровением Вселенной, уникальным, еще не обращенным в конкретную форму на Земле...
 Скажу сразу: тезис о том, что читать умные книжки, значит испытывать на себе влияние чужих идей, для меня не пустой звук, но только если Вы - личность. Поэтому всегда поддерживаю свежие идеи и это бывает интересно в двойне, если это открытая позиция - сильная и последовательная. Но может ли она быть такой, если критика не воспринимается банально из-за отсутствия, к примеру, знания терминологии (или хотя бы способности её понять)? 
 Вот и выходит, что Витгенштейн, Рассел и их последователи сто лет зря старались, хотя их логическое обьяснение многих понятий лишь малая толика, наростающая на идеи немецких номеналистов, труды Вольфа, кантовские "вещи в себе", предыдущий реакцианизм и математику... В каком-то роде это даже полемика с экзистенциализмом, но в большей степени, всё-таки просто исследование логики языка (на сколько сильно в нём отображено мышление - вопрос более личный, но и он учитывается).
 Больше не будем говорить о вещах уже пережеваных и усвоенных - всё написанное важно лишь косвенно. Мне же хочется отметить несколько моментов: о том, насколько наше мышление поверхностно, поскольку мы используем язык, а он всё округляет (вспомните, как трудно подобрать слова, чтобы описать что-то конкретное), о том, как не познаваема действительность через факты (в конечном счете) и наконец, о том, что любое предположение относительно (поскольку требует доверительного базиса, а его нет и быть не может).
Если всё это пока не понятно - не беда, смело забываем и читаем дальше, это я в кратце забегаю вперед, просто чтобы обозначить. Потом ведь всегда можно вернуться;)

"нам кажется понятным, когда люди говорят. но даже факты, содержат в себе непредсказуемую неопределенность. факт может быть состоявшимся, но что предвещало это событие? предыдущий факт? в любой последовательности бесконечных фактов есть базис, основание в которое приходится поверить- и не напрасно, статистика например, подтверждает правильность эвклидовой геометрии, законов физики, но мы забываем об исключениях. а именно на этом основана любая борьба, любая победа - это нахождение неожиданного, не предусмотренного противником пути, способа, то есть того же исключения."
 Поясню, что я не отрицаю законы физики - лишь рассматриваю как пример, впрочем не очень удачный, но в мире еще столько людей верит и в более примитвные суеверия, вообще не основанные на формально доказуемом опыте - законы физики, это для знатоков, рассматривающих всё только объективно.

"...сама жизнь - исключительна. она существует между "да" и "нет". между граничными понятиями. и если говорить, что это факт, то противоположное утверждение должно быть не-факт, и между ними пропасть, черта, раздел. почему же мы, люди, существуем в этом разделе? все наши способности балансируют на этой грани, как парашутист между падением и торможением, он не падает, но и не стоит, он использует сопротивление, на которое тысячи лет люди не обращали внимания. и так всё. нет никаких неделимых фактов - потому как всё факт и всё делимо. а мы просто перестаем проверять, доверяя в тысячный раз "законам", которые всем "управляют", органам чувств. но всё выдумка, фарс основанный только на вере. вере в то, что ничего не случится, ничего не выйдет из привычного ряда вещей.
такая вера в проверенные факты, хотя даже им нельзя полностью доверять, дает возможность использовать эти факты... и да, все мы этим пользуемся (например, смотрим на часы, ездим в мето). и я думаю, напрасно будет сомневаться в том, что опоры моста реальные, или что поручни в метро твердые... просто не нужно забывать, что основа всё-равно не доказуема, основана на вере, на многовековой статистике, но что такое наши века для вселенной?"
Опять же, простите меня за словоблудие, которое может получиться, если вырвать отдельные фразы из контекста; они не претендуют на сопоставление с более точными определениями - все неясности только лишь свойство языка, выражающего мысли не идеально.

"...вместе с тем, люди верят далеко не толко в механику и силу притяжения (спасибо тебе, за этот шаблон, Изя Ньютон), они верят во всякие психологические заморочки, в идолов культа (прошу заметить, речь совсем не только о религии!) таких как хорошая еда, дом, вред от насекомых, бактерий (хотя йогурты-то с бактериями..).
самые изощренные вруны, это те, кто отрицает свою веру, говоря, что они принимают только факты. те самые факты, которые основываются на других фактах и т.д... в итоге уходят в теорию, которая по сути выдумка фанатично верующих в статистику Карно, Гауссов, Планков, Фарадэев, Эйнштейнов, Боров, Павловых и прочих изей. и вот, отрицая сам факт своей веры- пусть и самой статистичной веры в истории, они принимают во внмание (ну надо же!) некоторые факты, которые как-бы, эм.. отрицают шаблоны, выходят за рамки. но новые факты - тоже всего лишь идолы новго культа, культа "особенности", альтернативы. сама по себе ситуация смешная - если кто-то высказывает то, что неоспоримо или  находит отклик в сердцах альтернативщиков (т.е. схоже с их аналогичным личным опытом, с их шаблонами), то он может рассчитывать на доверие - отрицая что-либо они не берут во внимание сам обьект, не ставят под сомнение общий факт. просто буря в стакане.
мы лепим понятия из понятий - потому что они в каждом нашем слове, и мы наверное не задохнёмся, если перестанем верить в воздух: да я и не предлагаю ничего такого - нам постоянно приходиться использовать не позноваемое...
верить или не верить? это даже не вопрос, если выдернуть у вас из-под ног общее понятие, то есть, если вы вдруг поймёте, что выбора-то у вас нет, есть только степень, на которую вы позволяете себя обманывать. или может быть нет? что я знаю? ни-че-го."
 Видимо, я агностик, но не я делаю себя таким, а ваша вера в то, что лежит за гранью понимания, пусть и очень далекой гранью, в то, с чем не может согласиться независимый разум. Хотя обозначить себя так, значит дать возможность использовать еще один шаблон. Не обозначить же себя, значит раствориться, познать мир таким, какой он есть, уничтожить человеческую сущность, с позиции которой ведется наблюдение. Если кто-то на это способен, то не доступен для нас, поскольку совершает действительно неописуемые вещи.
 Человек же всегда придумает, на что ему стать, чтобы идти дальше.

Адски скучно в Раю...

  Справа фонарь, слева синий, как бархат зимнего снега в сумерки, темнеющий, опасно пахнущий, бегущий за край, лес. Ели пьют вершинами воздух, ссыхаясь рыхлыми иголками, издают шипение и мокрый вереск сыплется с высоты на черно-зелёный покров, принимающий их тени. Тихо, будто струна, только что звеневшая, остановилась, отличая себя от прочих звуков. Адски скучно в раю...
  Пусть сбежит нагретый кофе, упадёт плашмя на скатерть рыба, шлёпнется ведро с цементом, обрывая леса, плетёные опытным птицеловом, треснут силки, сдерживающие ваш крик в третьем-то часу ночи. Именно. Именно тогда совсем уж не стало этих ваших "потом доделаю" и сосед только задремавщий, улыбнется, и хлопнет входная дверь, и будильник сам зазвенит, четыре фары сольются в две, когда лес раделится на тот, что был и будет - ничего не останется. Ничего не останется. Ничего никому не останется.
  Веришь ли ты в загробные дома престарелых, когда вечность остуживает самое горячее сердце и оно просто отправляется либо туда, либо прямо в печь, где тают последние ангельские крылышки, но за это надо просить, долго страдать, чтобы в награду больше ничего не ощутить, как до смерти и до жизни? Или же, если дети не понимают, что их не было, должно ли нам быть смешно? Что каждый миг вечен, я знаю, значит ли это что наше всегда постоянно повторяется?
  Мы хроника от первых точек, чёрно-белых, без пауз, без звуков, до цветных многомерных извращённо громких, голодающих проекций на стенку, куда ударяются фотоны нашего мозга и быстро размазываются, стихая.. и всё. И наши прикосновения, просто накладывающийся свет, хуже чем шелест на ветру, мгновенно стихающий, плодящий сотни наложений своими пересечениями, являясь нами - сутью сотен пересечений других умов и рук, таящих, стихающих за пределами нас, живущих, ярких. Но только лишь половину понимая, мы уже близки к концу, белея, серея, выгорая, спешим с кем-то слиться, чтобы свет наш снова стал плотней, хотя и без нас, вне нас, но нами порождённый. Грузовик на полном ходу снесёт пустую оболочку, замедляясь лишь на сотую долю процента, только лишь затем поймёт, спустя много миль, что является множеством налипших сбитых путсых оболочек...

Дух времени


  Жизнь по-видимому, глупая штука. Пока все неформалы тащились от металла и хардкора, иногда перебегая в индастриал, а вся остальная публика плавно передвигалась от рейва к хип-хопу, он тихонько послушивал мюс, радиохеад, оасис, и даже машину времени, изучал записи такие древние, или такие кошмарные, что мелодия была едва различима. Когда все восхищались свободой и прочими идеалами, он тихо говорил, что свобода сохраняется в нас, а не приходит с дубинкой или пистолетом. Он одевал синие штаны, клетчатую рубашку, он брил бороду, не носил золота, не пил и не курил, только иногда, мог открыть окно, чтобы посмотреть, как дым выходит синеватыми струйками сливаясь с небесно-голубой серостью.
  Он легко говорил друг, и никогда - враг. Он тащился за всеми на вершину, а если кто-то не мог - оставался с ним, предлагая назвать вершиной это место. Он откупроивал банку и передавал по кругу и не оборачивался, когда прощался.  Все знали, о чём он говорит, но тут же забывали, когда он умолкал, отойдя в сторону. И любая замеченная мелочь, любая строчка, или только слово... кормили его лучше хлеба. Больше всего он ценил время, потраченное зря, пока мы издевались над ним, пытаясь выжать пользу. Никто не вспомнит сейчас его имя, не вспомнит где и откуда...
  Он - самый благородный предатель, он будет смеяться с тобой, а через минуту смеяться с тебя, всегда поможет, но только если рядом, не далее чем на шаг; чудовищно уродлив, если смотреть на него снизу вверх, да и сверху вниз - тоже, только более жалок, как всё прошедшее, как развалившиеся, истоптанные кеды, бенгальские огни, кассаеты с попсой 80-х, ножки от дивана или пятна крови, давно высохшие.  Всё, что было - мы знаем, но то, что происходит не всегда понятно, и лишь получив его одобрение, написанное имело бы хоть какой-то смысл...

 Когда я открыл для себя этот проникновенный голос, над которым время не властно, понял, что ни смерть, ни  какой-то там дух времени не способны ограничить возвышение таланта над его окружающей будичностью, над случайными обстоятельствами, исключая, пожалуй только нашу с вами способность это распознать, чтобы передать другим. Ну, тут уж как повезет...